На главную Катин альбом Катина Сказка Дети России
Черное и белое No future! Винт Брест

Толстобров Павел Петрович

Афоня-Тихоня и Стук-Мокроступ

Cказка для братьев


Толстобров Павел Петрович, папа Толстобров Александр и Толстобров Николай

Толстобров Павел Петрович

Саша и Коля Толстобровы

Саша уже давно приставал к папе: расскажи да расскажи сказку. А папа все отделывался:
- Подожди, Саша, сейчас некогда. Потом расскажу или прочту из книжки.
А Саша все не отставал: прочти да прочти.

И вот однажды папа пришел пораньше с работы и сказал:
- Ну, собирайтесь, мальчишки. Сейчас буду читать.

Саша и Коля уселись на диван, готовые слушать. А папа выбрал в шкафу книжку и сказал:
- Итак. Мальчишки-ребятишки, будем читать сказку, которая называется «Афоня Тихоня и Стук Мокроступ».
Мальчишки присмирели, а папа начал читать.

….В одном большом городе, по улице Ленина, в доме 56, квартире номер 8 жили-были два мальчика. У них были папа и мама. А недавно к ним приехала и бабушка. Так они и жили-были. Хотя они и родились в один день, но они не были близнецами и, когда недавно у них был день рождения, то одному вдруг стало шесть лет, а другому – три.
Звали этих мальчиков – одного - Афоня Тихоня, в другого - Стук Мокроступ.
В общем это были умные хорошие мальчики. Они оба любили книжки, а потому папа с мамой им приносили книжки почти каждый день, и все новые.
Каждый раз, когда мальчики ложились спать они просили:
- Папа, почитай!
- Мама, почитай!
Когда у папы было свободное время, он ложился рядом с Афоней Тихоней или Стуком Мокроступом и читал. Но часто папа требовательно говорил:
- Сигнал слышали?
- Слышали…
- Значит спать!..

Мальчики понимали, значит уже десять часов и пора спать. Да и как они могли этого не понимать, если оба ходят в детский сад, а там их учат дисциплине и порядку. И, похныкав, они постепенно успокаивались и засыпали.

Афоня Тихоня и Стук Мокроступ очень любили играть. Повалят на пол два стула, свяжут их – получится паровоз. Сядут на него – и поехали!
И иногда они укладывали на пол все стулья, сколько их имелось в квартире, так, что ужинать не на что было сесть. И поэтому мама часто ворчала:
- Опять вы все стулья связали!

А мальчишкам хоть бы что. Они продолжают играть. Паровоз у них гудит, а колеса – тук-тук, да тук…

Им очень хотелось уехать в Москву. Но, сами понимаете, если паровоз сделан из стульев, то он не очень быстро едет. И вот эти мальчики до сих пор никак не могут доехать до Москвы.
Читать книжки и ездить на паровозе – это, конечно очень хорошо. Книжки учат тому, как вырасти хорошим человеком. А паровоз – тоже! Тоже хорошо…
Может быть, когда они вырастут большими, то который-нибудь из них станет настоящим машинистом. И пусть они сейчас привыкают.

Но у мальчишек была дела и похуже.
Вот Афоня Тихоня.
Скажут ему, что пора спать, Афоня подойдет к дивану, подумает, потом дернет за шнурок ботинка и опять подумает. Потом начинает расшнуровывать ботинок. А пока снимает, успеет поспать. Так же снимает и другой ботинок.
Но вот ботинки, наконец, сняты.
Что же делать дальше? Афоня думает: «Штаны снять сначала или рубашку?» Думает, думает, да так и ничего не придумает. А папа уже давно за ним следит и начинает сердиться:
- Афоня, опять заснул?!
Афоня вздрогнет, начнет снимать рубашку, вытащит руку из рукава и опят задумается. Сидит и думает.
А папа опять:
- Афоня, спишь?
Афоня начинает торопиться. Вынимает вторую руку из рукава. Пытается стащить рубашку через голову. Но тут опять начинает думать. И раздевание снова останавливается.

Скажу вам, Саша и Коля, по секрету, ели бы папа не подгонял Афоню-Тихоню, то было бы ещё хуже.
Тогда он, начав раздеваться уже утром, а спать ложился бы днем…
Тогда бы ему некогда было и в детский садик ходить.

Вот потому его и называют Афоня-Тихоня.

Папа иногда ему говорит:
- Афоня, нельзя так делать, ведь над тобой скоро смеяться будут. Надо же побыстрей ходить и раздеваться.
Но Афоне кажется, что он и так делает всех быстрей, и не слышит папу.


А что же второй мальчик Стук Мокроступ?
Бывало, папа попросит Афоню принести чего-нибудь, и, пока Афоня успеет повернуться, Стук Мокроступ уже сбегал, принес и говорит:
- На, папа!
Афоня Тихоня не успеет и глазом моргнуть.
Но и Стука Мокроступа не очень то хвалят. Наоборот, его тоже ругают.
А за что, как вы думаете?
Да за то, что он Стук Мокроступ, за то, что ходит с молотком. За то, что все бросает, ломает, стучит.
Посмотрите на стены квартиры, где он живет. Кто их испортил?
Конечно Стук-Мокроступ. Возьмет от гвоздь и давай его вбивать в стенку. Стучит, стучит. Мама сердится, но сын не слышит. Стучит и стучит, портит стенку…
За это его прозвали Стуком.

А Мокроступом знаете, почему его зовут?
Не знаете?
Сейчас вам расскажу. Мокроступом его зовут потому, что на улице все лужи - его. Не нагуляется, пока все лужи не обойдет. Мокроступу нравится, что он каждую прогулку топает по лужам. Он даже не обижается, что его прозвали Мокроступом.
Так вот почему этих мальчиков зовут Афоня-Тихоня и Стук-Мокроступ. Есть у них и настоящие имена. Может быть вы знаете, как их зовут?


Ребятишки молчат. Саша подумал. Потом вдруг заулыбался:
- Папа, пап, так ведь Стук-Мокроступ – это Коля, он стучит молотком по стенам!
- А Афоня-Тихоня кто такой? - спрашивает папа.

И тут Саша замолчал. Он подумал: «уж, не обо мне ли в этой сказке говорится. Ведь я не очень люблю торопиться»…, вдруг этот Афоня Тихоня – не Афоня Тихоня, а он самый – Саша…


Так и жили- были два мальчика по улице Ленина в доме 56, квартире номер 8. Одного из них звали Афоня Тихоня, в другого - Стук Мокроступ.






Толстобров Павел Петрович
1952